Игорь Лучин дал первое интервью после выхода альбома.

Декабрь 2nd, 2010

Игорь Лучин, такой артист, который нечасто дает интервью и не старается зря светиться на телеканалах. Перед Вами первое интервью Игоря Лучина после выхода нового альбома.

Пожалуй, самое важное событие последнего времени для Вас – это выход альбома. Расскажите, что для Вас значит новая пластинка, есть у пластинки на Ваш взгляд концепция, или же каждая песня о чем-то своем?
Песни на пластинке очень разные. Есть совсем старые, есть написанные только что. Некоторые из старых изменены и подкорректированы почти до неузнаваемости – например, «Без тебя». Некоторые – например, «Не напрасно» – специально оставлены практически в первозданном виде для того, чтобы остался дух того времени, пусть не очень профессионально, но зато очень искренно.
Специальная концепция для альбома не выбиралась. Просто хотелось, чтобы люди слушали и им было хорошо, чтобы они душой отдыхали.
Что значит для меня пластинка? Это промежуточная черта, этап. Посмотреть, послушать, учесть ошибки, придумать что-то новое. И так до следующего этапа.

Какие у Вас остались впечатления от работы над Вашей пластинкой в тандеме с гитаристом Аллы Пугачевой Александром Венгеровым?
Впечатления самые положительные. Музыкантов, обладающих хорошей техникой игры на гитаре очень много. Музыкантов, способных украшать,»делать» песню, не выпячивая себя – единицы. Саша Венгеров именно такой. Потрясающий музыкальный вкус. Послушайте – у него гитара живая, она поет. Сейчас уже все от этого отвыкли. Либо «электроника», либо «запил», либо «на публику».

Легко ли быть не в формате на отечественной сцене, и играть то что хочется? Так, или иначе, форматным артистом Вас назвать нельзя, чувствуете ли Вы себя творческим оппозиционером?
«Творческий опозиционер» – классный термин! Да мне не нравится нынешняя российская эстрада, за редким исключением. Но это не значит, что я собираюсь воевать или организовывать оппозиционную партию. Время все расставляет на свои места. Не зря сейчас все больше поют забытых Тухманова, Антонова, Добрынина, Паулса и др. Да и лучшие песни сейчас создают все-таки «старики» – Меладзе, Брейтбург, Крутой, Матвиенко. Так что, если Вы считаете, что я не в формате, то это мне очень льстит.

В каком положении, по-Вашему, в России находится бард-рок, как жанр? Согласны ли Вы с утверждением, что рок себя изжил и то, что делают рок-музыканты сейчас – это лишь пародия?
Я вообще считаю, что делить творчество на виды и подвиды , как в зоологии, неправомерно. Это все отрыжки шоу-бизнеса. Я хожу на концерты Арии, Кипелова, Мастера и др. и вижу сколько людей самого разного возраста получают удовольствие от этого. Я знаю две-три очень интересные молодые группы, например, «Нефелим». Ребята играют практически как «Dream Theater». А сколько я не знаю! Рок далеко не мертв, просто «попса» забила (не только в музыке), нужно время, чтобы ей «наелись до отвала», потом обратят внимание на что-то более нормальное.
Что касается бард-рока, я думаю, что в России он был самым распространенным направлением – Машина, Шевчук, Воскресенье, Аквариум – тексты лучше, чем музыка. Пусть они меня простят. В России без хороших, поэтических слов хорошей песни не будет – это не Америка.

Вернемся к выпуску альбома. Выход пластинки очень важное событие для любого музыканта. Скажите, какие у Вас творческие планы на ближайшее время? Что дальше ждать от Вас поклонникам бард-рока?
Планы обыкновенные – давать концерты, в следующем году записать еще пластинку, поработать над книгой … и постоянно радоваться жизни.

Comments are closed.